Саи Рам!




Саи Гаятри
Поиск по сайту

Материалы сайта
Трансляции из Ашрама
Чтобы прослушать трансляцию,
кликните на изображении.


Ежедневно
c 8:00 до 9:30
и с 16:30 до 18:00
(по индийскому времени)
Радио. Бхаджаны
Чтобы прослушать радио,
кликните на изображении.

Бхаджаны 24х7


По материалам сайта
www.radiosai.org
Цветы добродетелей
Мантра Ом
Предайтесь Мне
Речи ораторов
Послание Господа
Вдохновение Саи
Из журнала "Бал Викас"
Из "Санатана Саратхи"

Фотоальбомы
Да святится...
Полезные ссылки
Ваше мнение
Познайте себя
Труден ли духовный путь?
Всего ответов: 267
Чеки Бхагавана
"Envy and Egoism are two pests which destroy the tree of life". Baba

"Зависть и эгоизм - это два вредителя, которые разрушают дерево жизни". Баба
Паззлы-медитации
ОмШриСаиРам.Ру
Фотокомпозиции
Видеопрезентации
Скринсейверы
Ливни милости Саи
Мелодии для телефона
Чтобы прослушать и загрузить
мелодии, кликните на изображении.

    Обои для компьютера
    Чтобы просмотреть обои,
    кликните на изображении.



      Интервью с Сундером Айером (20 июня 2011) (продолжение)


      В день происшествия я спал во время сиесты, и мне приснился очень реальный сон, который я расскажу позже, и который на самом деле является прологом к этой истории. В тот день я проснулся около 14:30. У меня не было уроков, и я решил поспать во время сиесты в общежитии. 

      Кто-то разбудил меня и сказал: "Сундер, в колледже змея". Я сказал: "К тому времени, как я туда приду, она уже уползёт". Ни одна змея не будет лежать в углу и ждать: "Сундер скоро придёт и поймает меня". Когда люди находили змею, они звали меня. Я приходил, но иногда змеи уже не было.

      Поэтому я сказал парню: "Ты уверен, что она ещё там?" Я знал, что приближалось время даршана, было около трёх часов, и я сказал: "К тому времени, как я приду туда, змеи уже не будет. Мы просто потеряем время. Я не пойду". Но парень сказал: "Нет, змея там. Она возле небольших клеток в лаборатории. Она лежит в углу на бетонном полу, никуда не двигается. Там собралось много людей. Пришли деревенские жители с палками, они хотят убить её. Мы сказали им: "Подождите, Сундер, придёт. Вам не нужно убивать её". Поэтому я сказал: "Хорошо, я приду". Я встал, надел сандалии, такие вот, как у вас. В таких сандалиях пальцы ног открыты, и многие ходят в них в Путтапарти. Я быстро надел их и пошёл в колледж. Обычно я надевал туфли или кеды, но в тот день, я не знаю почему, но я не сделал этого. Я надел сандалии и пошёл в колледж.

      Я пришёл туда и в углу комнаты увидел змею. Вокруг стояли люди и говорили: "Ну, давай Сундер!" Они ждали меня и подбадривали. У некоторых были фотоаппараты. У меня есть фотография, на которой я держу эту змею. У меня есть эта фотография, если вы захотите её посмотреть! Но я стыжусь её.

      Обычно я беру палку для того, чтобы ею прижать голову змеи и поймать её. Эта змея была очень большой, почти моего роста. Огромная змея, и я должен был держать её вот не так, как маленьких змей. Пасть была большой, и я обхватил её всей рукой. Змея была вот такой толщины. Я поймал её и попросил всех разойтись. Затем стал позировать перед фотографом. В тот день, я думаю, впервые кто-то сделал фотографии. И я стал позировать, вытягивал змею, позвал студента, который был приблизительно такого роста. Парень подошёл, и я сказал ему: "Не бойся! Я только хочу измерю длину змеи!"

      Я был буквально на седьмом небе. Я всё делал с хорошими намерениями, но в тот момент всё было забыто. Я пошёл к статуе Ханумана. В то время изображение Ханумана ещё не было установлено. Изображение Кришны уже соорудили, а статую Ханумана должны были разместить на вершине холма. Я решил пойти туда и выпустить змею в том месте. Когда я шёл к статуе Кришны и к месту установки Ханумана и уже хотел выпустить змею, несколько студентов подбежали ко мне.

      Обычно я не разрешал им идти на холм, потому что это территория змей. Вы находитесь там не на бетонной дороге. Они подошли ко мне и сказали: "Мы опять пропустили момент, когда вы ловили змею. Пожалуйста, покажите нам, как ловить змей. Мы не знаем, представится ли нам ещё раз такой случай". И в тот день я подумал: "Ну, ладно, покажу им, как ловить змей". Поэтому я поискал палку, чтобы прижать голову, но не нашёл. Я сказал: "Ну, что ж, попробую новый приём. Я просто поставлю ногу на голову змеи и прижму её".

      Именно так я думал, но совсем не подумал о том, что я надел сандалии, и что опасно делать такую попытку с дикой змеёй. Я взял змею за хвост. Конечно, я попросил студентов отойти подальше и наблюдать издалека. Я держал змею за хвост и отпустил голову. Змея не могла ползти наверх, поэтому она ползала по земле. Я держал её на вытянутой руке, опустив её вниз, чтобы голова находилась на земле. Бедняга пыталась уползти, сражаясь за жизнь. Она была там не для того, чтобы показывать это причудливое шоу, которое я устроил! Когда я увидел, что её голова оказалась на земле, то подумал, что мне нужно поставить ногу на голову змеи.

      Я поставил ногу на её голову, посмотрел на парней и сказал: "Вот так сначала вы должны прижать её голову". Прошло, может быть, десять или пять секунд. Я не осознавал того, что под змеёй не было бетонного покрытия. Когда я прижимал змею палкой, она не могла ускользнуть, потому что под ней был бетонный пол.

      Я никогда не ловил змей на холме. Я поставил ногу на голову змеи и подумал, что придавил её. Но она сражалась за жизнь, её тело - это сплошные мышцы. Змея легко сделала углубление в песчаной земле и выползла из-под ноги. Теперь моя нога была в её распоряжении. И меня укусила огромная кобра длиной в полтора метра. Она укусила меня один раз и уползла, и этот укус был роковым.

      Тед: Какой была ваша первая реакция?

      Сундер: Вы можете подумать, что человек, занимающийся йогой в течение десяти лет в обители Свами, постоянно медитирующий, должен был бы сказать в такой момент: "Свами! Саи Рам!" - но я сказал: "Ой!" Я сказал только это. Не Саи Рам, не Свами. Вот что было в моём уме. И это в очередной раз подтверждает, что мы думаем, что готовы, но на самом деле, не готовы. В тот момент я почувствовал сильную острую боль. Я понял, что змея укусила меня, и я тут же отбросил её в кусты. Я не хотел выражать свои чувства и сказал парням: "Ничего страшного. Пойдёмте назад".

      Со студентами были двое моих коллег, и они всё видели. Они стояли ближе ко мне, чем те парни. Студенты не совсем поняли, что же произошло. Один коллега спросил: "Она укусила тебя?" Я ответил: "Да, укусила. Ничего страшного, пойдёмте в общежитие". Я не хотел верить в то, что произошло. Я просто отрицал случившееся, я не мог допустить мысли о том, что на самом деле произошло. Первая реакция была: "Нет-нет, ничего особенного не случилось. Я пойду в общежитие, возьму лезвие, сделаю нарез, кровь вытечет, и всё будет в порядке".

      И я пошёл вниз к статуе Кришны, до неё было приблизительно метров 150. Как только я начал идти сильнейшая боль пронзила меня. Казалось, что мою ногу охватило пламя. Это ведь был яд. Я даже не мог сделать следующий шаг. Боль была невыносимой.

      Я понял, что нежно идти не в общежитие, а в госпиталь, до которого тоже нужно было ещё дойти. Я не боялся змей, потому что ловил их много раз. У меня ещё не появилась мысль о смерти. Боль была слишком сильной, и я сказал: "Давайте пойдём в госпиталь". Двое коллег были со мной. Один из них был студентом факультета естественных наук. Он сказал: "Сундер, ты не сможешь идти. Кобра укусила тебя. Давай мы отнесём тебя". Я ответил: "Нести меня? Ни в коем случае! Устраивать такую сцену? Я не могу допустить, чтобы "великого заклинателя змей" несли. Я сам пойду в госпиталь".

      Я делал всё неверно. Я перетянул ногу, но сделал это у лодыжки, не в том месте. Я хочу показать вам, что предпринял меры, которые, как я думал, помогут мне. Я перевязал ногу вот здесь, но тут с обеих сторон находятся кости. Если вы перевяжите ногу в этом месте, то это не поможет вам. Вы должны перевязать ногу над коленкой. А вот это укус змеи. Вот этот большой шрам. Он до сих пор болит.

      Тед: Какой большой шрам!

      Сундер: Она укусил меня вот сюда, а потом остался вот такой шрам. Перетяжка, которую я сделал, не помогла. Позже врачи сказали мне: "Вы перевязали не в том месте". Как я уже говорил, в то время не было интернета, не было возможности подготовится к такому происшествию! Я пошёл в госпиталь, и там нас ждал доктор Алреджа. Боль была невыносимой, но я сам шёл в госпиталь. Я сказал коллегам: "В госпитале должен быть доктор Алреджа".

      Я был в комнате Бабы и знаю, что каждый вечер доктор Алреджа встречается с Бабой. И теперь меня пронзила мысль: "О, Боже, что я наделал?!" Меня могут отправить домой из-за этого глупого поступка, желания быть заклинателем змей. Что будет, если Баба узнает об этом? Иногда мы думаем, что Он что-то не знает. Что будет, если доктор Алреджа узнает о том, что случилось, и расскажет Бабе? Меня могут отправить домой. Баба может очень рассердиться и выслать меня из ашрама. Поэтому я сказал коллегам: "Позвольте мне поговорить с врачом. Вы молчите, пожалуйста".

      Я хотел быть правдивым, насколько это было возможно. Я хотел сказать доктору Алреджу, что был в колледже, занимался общественным служением, и меня укусила змея. Общественное служение - это когда мы копаем дороги, помогаем деревенским жителям, косим траву и т.д. Поэтому я хотел сказать, что занимался общественным служением и помогал поймать змею!

      Тед: Это могло немного помочь в той ситуации.

      Сундер: Я хотел убедить себя в том, что говорю правду. Но, если бы я рассказал всё, как это было на самом деле, то доктор мог пойти к Свами и всё рассказать. Я не хотел говорить, что произошло на самом деле. Мы дошли до госпиталя, и, как я и думал, доктор Алреджа был там. Он спросил: "Что случилось?" Я ответил, что меня укусила змея. Он сказал: "О, Боже! Ложись на кровать". Он помог мне лечь и спросил: "Как она укусила тебя?"

      Я ответил: "В колледже я занимался общественным служением, и змея укусила меня". Больше я ничего не сказал. Доктор пощупал мой пульс, и ему не понравилось моё состояние. Он отправил меня в палату и немедленно отдал распоряжение сделать инъекцию противоядия. Я лежал на кровати и посмотрел на часы. Было около четырёх часов. Я ждал, чтобы принесли противоядие.

      Через пять минут я заметил, что врачи забеспокоились. Кто-то пришёл и что-то сказал Алреджу. Он очень встревожился и ушёл. Один из моих коллег пришёл ко мне и сказал: "Сундер, всё хорошо, ничего плохого не произошло". Я ответил: "Я ведь ни о чём не спрашивал! Ты сказал, что всё хорошо, значит, на самом деле что-то случилось. Что произошло?" Он ответил: "Не беспокойся, человек, у которого есть противоядие..." госпиталь был небольшой, поэтому для всех медикаментов был один металлический шкаф. В этом шкафу и находилось противоядие. Человек, у которого был ключ, закрыл шкаф и пошёл на даршан, который начинался в четыре часа.

      Если бы шкаф был стеклянным, то его можно было бы разбить. Но он был металлическим и для того, чтобы открыть шкаф, нужно было послать кого-нибудь в ашрам за ключом. И мне говорили: "Не беспокойся. За ключом уже послали. Через пять минут человек вернётся". Я сказал: "Если он пошёл в ашрам, и Баба уже вышел на даршан, то никто не сможет позвать доктора во время даршана". Я знал, что даршан уже начался, и поэтому сказал: "Противоядие смогут принести только через сорок или сорок пять минут. Это не сработает". В тот момент я с ужасом подумал, что могу умереть.

      Я сказал: "Противоядие не принесут. Кобра укусила меня". К тому времени прошло 12 - 15 минут, и я уже терял сознание, но из-за жгучей боли я оставался в сознании. И я сказал коллегам: "Хорошо, я лягу и буду заниматься духовной практикой. Дайте мне знать, когда принесут противоядие". Они пообещали мне, и я лёг. В госпитале были госпожа Прем Бахел, управляющая начальной школы, и директор начальной школы. Это две удивительные женщины, которых, я уверен, вы встретите в ашраме и сейчас. Госпожа Бахел - женщина почтенных лет. Она положила руку на мою голову нежно, как это делает мать. Мои родители были в ашраме, и не подозревали о том, что случилось.

      Я помню, что я лёг, закрыл глаза и готовился к смерти. Я занимался йогой, а вёл себя как сумасшедший. Я думаю, что я таким и остался. Так думает моя жена. Я думал о том, как мне следует покинуть тело. Я читал историю Вальтера Кована и другие истории о прохождении тёмного тоннеля, в конце которого был свет. Я подумал, что мне нужно пройти через тёмный тоннель.

      Мне очень понравилась идея о том, что я смогу умереть сознательно. Я выйду из тела сознательно и сольюсь со светом. Я хотел выйти из тела через чакру сахасрара. Я делал это упражнение, занимаясь йогой. Я лежал и готовился к смерти, потому что знал, что у меня не осталось шанса выжить. Я начал концентрироваться на свете, заполняющем моё тело. Из-за сильной боли было сложно выполнять такое упражнение. Этим продуктивно заниматься после того, как вы хорошо позанимались йогой, пребываете в хорошем настроении, но не тогда, когда ваша нога буквально горит огнём от яда, и вы пытаетесь медитировать и успокаиваете себя.

      Я постоянно был в полном сознании и думал, что прошло пять минут, и кто-то дотронулся до моего плеча. Я не видел тоннеля или света, а мне бы хотелось, чтобы они были. Тогда я мог бы написать бестселлер с миллионным тиражом! Там не было ничего из того, о чём писали. Я не получил никакого сверхъестественного опыта. Я только полностью осознавал сильную боль и ждал прихода смерти.

      Кто-то дотронулся до моего плеча, я открыл глаза, и человек сказал: "Принесли противоядие". Я спросил: "Через пять минут вы успели принести противоядие?" Человек ответил: "Почему пять минут. Посмотри на часы!" На часах было без пяти пять, то есть прошло сорок пять или пятьдесят минут. И даже сегодня я не могу понять, как это могло произойти. Я находился в сознании. Не было ощущения, что я перешёл в другую зону и вернулся обратно. Для меня прошло только пять минут, но на самом деле прошло сорок пять или пятьдесят минут. Мне ввели противоядие. Врачи сказали, что оставят меня в палате на ночь под наблюдением. И я выжил. Я пролежал в госпитале две недели, так как нога была сильно повреждена. История на этом не закончилась.

      Вечером пришли отец и мать и, конечно, отец сказал, что я сделал большую глупость. Я пообещал родителям, что больше не буду ловить змей. Пришёл доктор Алреджа и сказал: "О, Сундер Айер! Ты говорил нам неправду!" Я сказал: "Почему вы так думаете?" Он ответил: "Баба сказал, что это была не змея, это была большая колючка!

      Тед: Большая колючка?

      Сундер: Да! Я спросил: "Это Баба сказал?" Тогда он рассказал, что случилось. Он сказал: "Я не смог найти противоядие, а вы лежали в палате, и сердце останавливалось. Я немедленно позвонил в ашрам. Трубку взял Чирандживи Рао. Я попросил его как можно быстрее сообщить Свами, что Сундера Айера укусила змея, и у меня в данный момент нет противоядия".

      Работа Чирандживи Рао заключалась в том, чтобы информировать Свами о чрезвычайных ситуациях. И, если бы он этого не сделал, то позже Свами спросил: "Почему вы не сказали Мне об этом? Ваша работа заключается в том, чтобы информировать Меня". Поэтому он должен был сообщить Свами о том, что доктор распорядился ввести противоядие, но противоядия не было.

      Врач знал, что человек не может выжить, если его укусила змея. Тогда мой отец вспомнил, что происходило на даршане. Мой отец рассказал, что Свами вышел на даршан, прошёл по женской стороне и перешёл на мужскую. В то время там была арка. Под аркой стояли работники ашрама. Если не происходило что-то важное, то они обычно просто стояли там. Но в тот день Чирандживи Рао вышел вперёд. Свами спросил, что случилось. Позже Чирандживи Рао рассказал мне, что он опустился на колени и сказал: "Свами, Сундера Айера укусила змея".

      Свами тут же резко ответил: "О, нет! Этот парень любит устраивать драмы. Он это сделал для того, чтобы привлечь Моё внимание. Это была не змея, а колючка". Он произнёс это так, будто хотел сказать: "Зачем ты беспокоишь Меня по таким пустякам? Он устраивает представление. Это была не змея, это была колючка. Не беспокой Меня по таким мелочам!" - и продолжил даршан. Позже Чирандживи Рао позвонил доктору Алреджу и строгим голосом сказал: "Что вы мне говорили? Зачем вы беспокоите Свами по таким мелочам!" Поэтому Алреджа пришёл ко мне и сказал: "Сундер, ты лгал, ты говорил не то, что было на самом деле".

      Тед: А как же боль и яд? Как же из колючки появился змеиный яд?

      Сундер: И вы, и я знаем, что это была змея. И все мои друзья знали, что это была змея. В тот вечер, услышав новую версию истории, я очень расстроился. Я сказал: "Никакого вибхути, ничего? Всё, что я получил, это вот такое отношение? Теперь я выглядел глупцом. Это была змея! Свами, приди и измени всё, Ты не можешь говорить, что это была колючка!" Так я думал. Два года спустя...

      Тед: Через два года?!

      Сундер: В течение двух лет я так и не получил ответ на свой вопрос. Прошло время, и я забыл эту историю, но мне всегда хотелось знать, как после укуса кобры, яд которой не позволяет кислороду поступать в мозг и убивает человека в течение 15-20 минут, как этот яд локализовался в одном месте моей ноге и превратился в рану, которую потом вылечили? Но это уже другая история. У меня возникали вопросы: "Как это произошло и почему?" Я не получил никакого сверхъестественного опыта. И для меня это была унизительная история.

      Но, несомненно, я получил хороший урок, что мне не следует ловить змей, во всяком случае, на показ. Я перестал совершать подобные поступки. Итак, два года спустя... До этого я рассказывал пролог истории, теперь расскажу эпилог. И вот ещё добавлю к прологу. В ту ночь я лежал в госпитале и думал о том, что произошло в тот день. И тогда я понял, как я был глуп, и насколько серьёзным было моё положение. Я действительно мог умереть.

      Мои родители ушли, все ушли, и я уже почти засыпал. И вдруг я неожиданно вспомнил сон, который мне приснился днём. Я говорил вам, что это был очень реальный сон. Я вдруг вспомнил этот сон. Во сне я умер, открыл люк и вышел из него. Было пасмурно, и я увидел своего дедушку и родственников. Это было восхитительно. Во сне я увидел их всех. Я вспомнил этот сон, такой яркий и реальный. Во сне я посмотрел вокруг и увидел, что четыре человека несут ко мне паланкин. Они поставили паланкин на землю, шторка отодвинулась. В паланкине сидел Свами, и Он сказал: "Иди сюда".

      Я подошёл к Нему и опустился на колени. Свами сказал: "Хочешь ли ты пойти со Мной, или ты хочешь вернуться назад?" Я посмотрел на Свами и подумал о том, что у меня есть шанс быть со Свами там, внизу. Я сказал: "Свами, я хочу вернуться на землю". Он сказал: "Хорошо. Делай паданамаскар". Я помню, что коснулся Его стоп и проснулся.

      В течение дня у меня не было времени вспомнить этот сон, который в момент пробуждения был для меня восхитительным. В тот момент я подумал, что это был просто сон. Я сказал себе: "Может быть, это было совпадение". Я не стал сопоставлять сон и то, что произошло в тот день. Через два года я узнал эпилог истории.

      Постепенно я забыл эту историю. Прошло два года. Я участвовал в подготовке спортивных праздников, спектаклей, а так же многих других программ. Я много раз встречался со Свами. Многие события были яркими, и эта история совсем забылась. Через два года, в дни празднования 65-летия Свами, кажется, это было в то время, мы сидели и обсуждали постановку. Свами говорил мне замечания, и я делал записи в блокноте. В конце мы все встали, коснулись стоп Свами и стали выходить. Я тоже поднялся, коснулся Его стоп. Он посмотрел на мои ноги и спросил: "Что это за шрам у тебя на ноге?" Даже сегодня у меня большой шрам. Свами сказал: "Что это за шрам у тебя на ноге?" Я застыл. Потом сказал: "Свами, пожалуйста, не вынуждай меня что-то говорить, иначе я попаду в беду".

      Я находился в Его присутствии и не мог лгать или преувеличивать. Я должен был говорить правду. Я не хотел переживать последствия того, что произошло два года назад. Я посмотрел на Свами. Очень невинно Он сказал: "Что это? Как у тебя появился такой большой шрам?" Я ответил: "Свами, меня укусила змея?" Он сказал: "Змея? Это была змея? Это была не змея, не правда ли?"

      Я посмотрел на Бабу и тут же ответил: "Нет, Свами, это была змея". Теперь я сделаю отступление, чтобы рассказать об отношениях Кришны и Арджуны. Баба часто рассказывает эту историю из священных текстов. Баба рассказывал: "Кришна посмотрел на попугая и сказал: "Арджуна, посмотри на эту ворону!" И Арджуна ответил: "О, какая прекрасная ворона!" Тогда Кришна сказал: "О, да это же не ворона, это попугай!" - Арджуна сказал: "О, да! Это попугай". Кришна сказал: "У тебя нет своего мнения? Если Я говорю, что это попугай, то ты тоже говоришь, что это попугай. Если Я скажу, что это голубь, ты тоже скажешь, что это голубь!" Арджуна ответил: "Если для Тебя это попугай, то пусть это будет попугай. Ты можешь превратить ворону в попугая и попугая в ворону".

      Мне нравилась эта история, но в тот момент, когда Он посмотрел мне в глаза и спросил: "Это была не змея, это была колючка, не так ли?" Я посмотрел на Него и ответил: "Нет, Свами, это была змея".

      Тед: Вы сказали бы это даже сегодня! На самом деле Он повелел, чтобы это была колючка.

      Сундер: Мы подойдём к этому моменту... Он сказал: "Это была не змея, не так ли?" Я ответил: "Свами, это была змея". Я не был Арджуной. Это ещё один фактор. Я думал о том диалоге позже и, возможно, мне следовало было согласиться со Свами, но тогда мои чувства не соглашались. Мы так привязываемся к собственной реальности.

      Тед: Вы говорили то, что видели.

      Сундер: Да, я говорил о том, что я видел в реальности, но то, что мы видим, это не истина! Я ответил: "Нет, Свами, это была змея". Он сказал: "Нет-нет, это твоё воображение. Иди". Когда я выходил из комнаты, Он остановил меня и сказал: "Слушай", - теперь Он говорил совершенно другим голосом... Голосом Того, кто знает. "Слушай", - сказал Он. Я повернулся и посмотрел на Свами. Он сказал: "Я никогда не скажу, что это была змея. Это была колючка, колючка, колючка". Когда я вышел и пошёл в зал для пения бхаджанов, я весь дрожал, потому что вдруг понял истинность этого утверждения.

      Тогда я вспомнил, что произошло два года назад. Когда Чирандживи Рао сказал Свами о том, что случилось, оставалось слишком мало времени. Именно в тот момент, Он принял решение и повелел этому свершиться. Не было времени для того, чтобы рисовать в воздухе, вращать ладонями, материализовать вибхути и посылать его мне. Моментально почти с упрёком Он сказал: "Нет! Это была не змея, это была колючка. Этот парень актёр". Так Он превратил всё случившееся в пьесу, в игру. Превратил всё в представление, а змею - в колючку. И Он повелел этому случиться.

      Теперь я понимаю, почему Он говорил так быстро и резко. Строгим голосом Он повелевал. Если бы Он материализовал вибхути, священный пепел, и послал человека, который бы принёс мне его, то понадобилось бы ещё 10 минут. И было бы слишком поздно. То, что Он сделал, это поразительно, потому что я знаю, что это был укус змеи. Врачи знали, что это был укус змеи. Укусила даже не обычная змея, а кобра. Выжить при таких обстоятельствах - это чудо. И даже через два года Баба не сказал, что это была змея. Он сказал, что это была колючка. Вот почему я говорю, что Баба верил в могущество Своих слов. Даже через два года, если бы Он согласился с тем, что это была змея, то, возможно, последствия были бы другими.

      Тед: Он изменил представление о реальности для того, чтобы спасти вас от мучительной смерти от укуса ядовитой змеи и заменить укус змеи уколом колючки.

      Сундер: Да. Весь яд локализовался в одном месте. В течение нескольких недель после этого случая многие врачи приходили ко мне и спрашивали: "Как это случилось?" Они хотели понять, как я выжил, не могли принять случившееся. Хотя они были преданными Бабы, они не могли понять, как это могло произойти. Они спрашивали: "Как вы выжили после укуса кобры? Тем более, после укуса кобры, которую вы держали в руках?" Я говорил вам, что спустя много лет Баба попросил меня выступить в Бомбее, и тогда я рассказал именно эту историю.

      Тед: Именно эту историю вы рассказывали в присутствии Бабы?

      Сундер: Да, в присутствии Бабы, в Бомбее, и Баба прослушал весь рассказ.

      Тед: Может быть, вы видели Его реакцию, когда выступали?

      Сундер: Нет не видел. После того, как Баба подтвердил, что это была колючка, и после того, как Он это сказал, меня тронули два момента. Во-первых, мать никогда не скажет: "Мой сын был на краю смерти". Поэтому Он говорил: "Я никогда не скажу, что это был укус змеи". И второе, если Божественность говорит: " Я сказал, что это была колючка, значит это будет колючка. И она навсегда останется ею".

      Тед: Именно на этом Он настаивал, несмотря на реальность, которую вы пережили, несмотря на боль, которая свидетельствовала о том, что это была змея.

      Сундер: И это очень сильный опыт. Если Он что-то говорит, это происходит. Если Он сказал, что будет построен госпиталь, то госпиталь будет построен. Если Он говорит, что будет построен университет, то университет будет построен. Ничто не может остановить Его. Он повелел, чтобы это произошло. Именно это время от времени пробуждает меня из глубины сна, и мне хочется узнать, где находится эта сила, кто этот человек, кто это существо, которое общается с нами?

      Тед: Сундер, расскажите нам заключительную дорогую вашему сердцу историю о том, как вы потеряли отца.

      Сундер: Я хочу рассказать эту историю для того, чтобы ещё раз продемонстрировать всеведение Свами, космическую часть Саи, Его всемогущество, могущество Мастера, живущего на Земле и утверждающего: "Я - Божественность". Для того чтобы принять это, мне нужны были факты. И этот опыт подтверждает Его несомненную вездесущность. Одно дело говорить: "Я - Божественность", - и совсем другое - действительно подтверждать это. И Он делал это множество раз, но в этом опыте есть нечто глубинное, и я получил много уроков. Теперь давайте я расскажу эту историю, потому что у нас осталось немного времени.

      Как я уже говорил, мой отец строго соблюдал дисциплину. Для него жизнь - это нечто очень серьёзное. Он относился к служению очень серьёзно, и когда Свами сказал: "Ты будешь работать в расчётном отделе Центрального Траста", - он ответил: "Хорошо". И он работал так, что вёл буквально всю работу Траста в этом направлении. Для него эта работа была всем. Он даже не ходил на даршан, потому что в это время он должен был находиться в офисе.

      Свами говорил с ним, когда у него был День рождения, благословлял его. Свами говорил мне: "Я хочу завтра поговорить с твоим отцом. Скажи ему, чтобы он пришёл. Каждый человек хочет попасть на интервью к Свами, люди просят Его об этом, но Я должен просить твоего отца прийти на интервью". Так Он игриво ворчал. Мой отец не придавал большой важности даршану. Отец говорил: "Он дал мне работу, я буду выполнять её".

      Тед: Перед тем, как продолжить рассказ, скажите, пожалуйста, несколько слов о том, как он получил такой ответственный пост. Свами попросил его заведовать этим отделом всего Траста в Прашанти Нилаяме?

      Сундер: Да, Центрального Траста Сатья Саи. В то время Траст развивался, поэтому отец сидел с аудиторами и рассчитывал каждую копейку. Он помогал им решать организационные вопросы.

      Отец был бухгалтером, поэтому, когда он вышел на пенсию, Свами сказал: "Можешь ли ты работать бухгалтером здесь?" Свами поговорил с полковником Джога Рао, а полковник уважал отца. Он сказал Свами: "Это очень хороший кандидат". Свами согласился: "Хорошо, пусть он работает в расчётном отделе". Для моего отца это была высшая награда. Он сказал: "Наконец-то, я могу честно вести дело!" Он работал в коммерческих компаниях и всегда думал: "Когда же я найду работу, где нужен будет честный бухгалтер. Когда же я буду честным человеком и буду честно говорить, где есть задолженность, и где образовался долг?"

      Тед: Больше не приписывать цифры.

      Сундер: Да, больше не приписывать цифры, и отец был очень счастлив. Это был плод всей его жизни: обрести завершённость жизни в служении Бабе. Майа говорит, что её отец очень любил свою профессию, и, в конце концов, его карьера обрела завершённость, когда он летал со Свами. Я думаю, что это относится к делу каждого человека, хотя может казаться, что оно никак не связано со Свами. Вы, Тед, 40 лет работали журналистом, но теперь вы используете свой талант для того, чтобы служить Бабе. Выйдя на пенсию, вы используете тот же самый талант для осуществления миссии Бабы.

      Тед: Вместе с наставлениями Джоди Клиари, которые она получила от Бабы.

      Сундер: Да, несомненно. Я говорю это потому, что многие люди думают, что то, что они делают, не является духовным, что духовное - это нечто совсем другое. Это не так. Любая работа, любое дело, которым вы занимаетесь, может даровать вам возможность служить Богу.

      В Дейтоне у меня есть друг, профессиональный бухгалтер, хорошо знающий своё дело. Он способствовал соединению различных компаний и помогал им. Он прекрасно разрабатывает бизнес-планы и подобные проекты. Сейчас он занимается тем, что берёт молодых людей, которые заканчивают институт Свами, и помогает им подготовить хороший бизнес-проект. Он говорит: "Это моё служение Свами". То есть он использует возможность подготовить бизнес-план, в котором нет ничего, кроме цифр и прибыли, как возможность служить. Я думаю, что всё, что человек считает духовным, может быть духовным.

      Тед: Работа - это поклонение.

      Сундер: Работа превращается в поклонение. В этом заключается красота этого урока. Мой отец очень серьёзно относился к своей работе. Для него она была поклонением. И Свами вызывал его, ждал его и говорил с ним. Эти взаимоотношения были поразительными.

      Так как мой отец был брамином, то у него было единственное желание - умереть в Путтапарти. Он говорил: "Это моё единственное желание. Я должен умереть в Путтапарти". Он сказал моей матери: "Когда я умру, тебе следует петь мне на ухо Гаятри мантру. Не плачь в тот момент. В последний момент моей жизни, ты должна петь мне Гаятри". А мать ответила ему: "Ты сделай то же самое, когда я умру". А я сидел рядом и говорил: "Послушайте, неужели вам не о чем больше поговорить?" Вот таким был мой отец. Для него всё имело значение: "Это нужно сделать вот так и только так" - не допускалось никаких других мыслей. Летом 1992 года Свами должен был ехать в Бриндаван. Свами сказал отцу, что летом Его не будет в Путтапарти. Он сказал: "Проведи лето с дочерями и внуками и потом возвращайся назад. Твой сын будет здесь".

      И Свами уехал сначала в Бриндаван, а потом в Кодаиканал. Мой отец решил поехать на север второго или третьего апреля, чтобы увидеться с дочерями, моими сёстрами. Он поехал в Бхопал, который находится в трёх тысячах километрах от Путтапарти. Отец поехал в Бриндаван. Свами благословил его и сказал: "Поезжай". Получив благословения, отец поехал в Бхопал.

      Незадолго до этого он встретил Майю, и сказал мне, что она ему понравилась, и что она подходит мне. Он благословил нас обоих. Я сказал: "Я не знаю. Всё зависит от Свами". Но он решил, что это будет так, и теперь я понимаю, что это было за 20 дней до его смерти. Первого апреля, в День смеха, мы были помолвлены. Мой отец благословил нас и сказал: "Когда я вернусь, мы обсудим это со Свами".

      Девятого апреля он уехал в Бхопал. Умереть в Путтапарти было единственным желанием моего отца. Для тех, кто умирал в Путтапарти, он проводил последние ритуалы, кремацию и т.д. Он говорил: "Это мой долг. Я - индийский брамин и почитаю любое умершее тело. О телах умерших необходимо позаботиться". В Индии это очень священный момент: не оставлять мёртвое тело гнить. Вы всегда должны оказать почтение мёртвому телу. Вот почему люди хотят иметь сыновей: сыновья могут нести их умершие тела и подготовить всё необходимое. Мой отец всегда хотел умереть в Путтапарти. Это было его самым большим желанием. Когда он поехал в Бхопал, у него случился сердечный приступ. Я получил телеграмму, но когда я приехал, отец уже умер.

      Он умер в неизвестном месте в Бхопале 20 апреля. По телефону мне сказали, что отец находится в тяжёлом состоянии. Я тут же поехал, и, когда я приехал туда, он уже лежал в гробу со льдом. Врачи хранили тело полтора дня до моего приезда. Конечно, его смерть была для меня тяжёлым ударом.

      Я пошёл к маме. Она плакала и говорила: "Я сделала всё так, как твой отец просил меня". Он смотрел на экран, который находился рядом с ним. Неожиданно почки отказали, а потом другие органы. В том городе был маленький госпиталь, и они не знали, что нужно делать.

      Когда наступил момент, отец позвал маму и показал на ухо. Мама села, помогла отцу сесть, стала петь Гаятри, и отец упал на её плечо. Поэтому мама говорила: "Я выполнила своё задание". В первые два часа моя голова была абсолютно пустой. А потом я почувствовал гнев... Я разгневался на Свами.

      Тед: Из-за того, что желание отца не было выполнено?

      Сундер: Я знал, что отец должен умереть. Я был готов к этому, но почему там? Мы говорили о трёх нолях, и это был один из трёх нолей. Этот человек служил Тебе день и ночь, он думал о Тебе день и ночь, каждый день с трёх до шести утра выполнял ритуалы. Он мог встать в час или в два часа ночи, совершить омовение и начать занятия. Он строго соблюдал дисциплину. Я говорил: "Почему же не выполнить его единственное желание? Почему он умер в этом незнакомом месте?" Я не понимал, почему его тело было кремировано в том месте. Я очень гневался на Свами. У меня не было никаких сомнений в том, что Он всё знает, потому что я видел много раз, как Он проявлял Свою вездесущность и всемогущество. Не могло быть никаких сомнений в том, что Он знал о том, что случилось.

      Я спрашивал: "Почему Свами позволил этому случиться? Почему это произошло?" Я очень гневался на Него. Мама спросила меня: "Не хочешь ли ты послать телеграмму Свами?" Я ответил: "Я не чувствую необходимости информировать Его об этом. Может быть, через неделю или десять дней я отправлю". Поэтому никто в ашраме ничего не знал, там ждали информацию от меня. Прошло десять или двенадцать дней, я совершил все необходимые ритуалы и затем послал телеграмму: "Свами, отец умер. Мои поклоны". Я написал только это, потому что был очень разгневан. Я не хотел писать больше ничего.

      Я пробыл там некоторое время и потом вернулся в Бриндаван. Свами приехал из Кодаиканала. Он вышел на даршан. Я сидел в первом ряду, Он подошёл прямо ко мне и сказал: "Ческо", - что значит: "Коснись Моих стоп". Я коснулся стоп и посмотрел на Него. Он сказал: "Не беспокойся, не беспокойся. Я здесь". И затем вдруг Его глаза игриво заблестели. Он сказал: "Парни сказали тебе, что произошло в Кодаиканале? Они рассказали тебе?" Я ответил: "Свами, что они должны были рассказать мне? Нет, Свами". Он сказал: "О, подожди! Я приду с даршана и расскажу тебе". И Он пошёл на даршан.

      Конечно же, я не мог ждать, когда Свами придёт и расскажет о том, что случилось в Кодаиканале. Я повернулся назад, и один из студентов, который был в Кодаиканале, сказал: "Сундер, я слышал, что твой отец... Я слышал, что он умер". Я ответил: "Спасибо за сочувствие". Он продолжал: "Сундер, я хочу кое-что сверить". Я сказал: "Что же?" Он открыл дневник, просмотрел записи и сказал: "Когда твой отец умер?" Я сказал: "20 апреля". Он спросил: "В котором часу?" Я ответил: "Врачи сказали мне, что между 14:30 и 15:30. Зачем тебе эти подробности?"Он показал мне дневник и сказал: "Сундер, смотри. 20 апреля Свами был с нами в Кодиканале. Между 15:30 или 16 часами Свами сделал паузу на несколько секунд. Это происходило за тысячи километров. Затем спросил присутствующих: "Знаете ли вы отца Сундера Айера? Знаете ли вы Сундера Айера?" Студенты знали меня, потому что я преподавал в Путтапарти, и они подняли руки. Некоторые работники начальной школы подняли руки и сказали: "Мы знаем Сундера Айера". И Свами сказал: "О, вы все знаете его. Его отец только что слился с Моими стопами". Когда я услышал это, я был ошеломлён.

      Свами вернулся с даршана и позвал меня: "Знаешь ли ты, что Я сказал? Твой отец хотел отправиться на Читравати... но это относится только к телу. Я даровал ему Свои стопы". Эта история имеет такую большую силу вот почему: мы думаем, что мы просим о самом высшем, не зная того, что у Бога есть для нас более величественный план. Для Него тело ничего не значит, тело может погибнуть в любом месте. Он же сказал: "Твой отец хотел отправиться на Читравати. О, тело! Тело может умереть в любом месте. Я даровал ему Свои стопы".

      Меня пронзило то, что Он сказал: "Я даровал ему Свои стопы, он слился со Мной". И Он спросил меня: "Почему? Потому что он служил Мне. Он слился с Моими стопами, потому что служил Мне".

      Вот какое важное значение Свами придавал служению. Я часто думаю о том, что в этой сильной истории заключено наивысшее откровение о том, кто такой Баба. Я думаю, что даже говорить о Нём, что Он - Бог, значит ограничивать Его.

      Тед: Сундер, у меня нет слов. Спасибо вам. Спасибо за то, что поделились самыми дорогими воспоминаниями. Саи Рам.

      Сундер: Саи Рам. 


      Солнце

      Да будут счастливы все существа во всех мирах!
      Да будем мы все счастливы!
      Мир, мир, мир!


      2011 - 2020