Саи Рам!




Саи Гаятри
Поиск по сайту

Материалы сайта
Трансляции из Ашрама
Чтобы прослушать трансляцию,
кликните на изображении.


Ежедневно
c 8:00 до 9:30
и с 16:30 до 18:00
(по индийскому времени)
Радио. Бхаджаны
Чтобы прослушать радио,
кликните на изображении.

Бхаджаны 24х7


По материалам сайта
www.radiosai.org
Цветы добродетелей
Мантра Ом
Предайтесь Мне
Речи ораторов
Послание Господа
Вдохновение Саи
Из журнала "Бал Викас"
Из "Санатана Саратхи"

Фотоальбомы
Да святится...
Полезные ссылки
Ваше мнение
Познайте себя
Как часто вы думаете о Боге?
Всего ответов: 291
Чеки Бхагавана
"Envy and Egoism are two pests which destroy the tree of life". Baba

"Зависть и эгоизм - это два вредителя, которые разрушают дерево жизни". Баба
Паззлы-медитации
ОмШриСаиРам.Ру
Фотокомпозиции
Видеопрезентации
Скринсейверы
Ливни милости Саи
Мелодии для телефона
Чтобы прослушать и загрузить
мелодии, кликните на изображении.

    Обои для компьютера
    Чтобы просмотреть обои,
    кликните на изображении.



      Текст интервью с Браяном Бруниусом (продолжение)


      Тед: И вас отправили в шед.

      Браян: Мы приехали в ашрам, и это было за три или четыре дня до семидесятилетия Свами. Я никогда не видел такой толпы людей и столько пыли. Это сейчас в ашраме много зелени, посажено много кустов, и деревья уже большие, а тогда эти деревья были только посажены к семидесятилетию. Тогда было немного деревьев, только несколько старых деревьев. И там было очень пыльно и грязно. Многие иностранцы ходили в масках, защищаясь от пыли и инфекции. Было очень пыльно.

      Тогда не было офиса для расселения, был натянут огромный тент, и под ним стояло несколько сотен столов, так как постоянно прибывало очень много людей. Мы зарегистрировались, и нас отвели в шед. Это был самый последний шед. У меня был шок. В это время там не было кроватей, а были только матрасы на каменном полу.

      Тед: Сколько людей там размещалось?

      Браян: Примерно сто пятьдесят человек. Везде висели сотни веревок с сетками от комаров.

      Тед: Была ли там душевая?

      Браян: Нет, только индийский туалет. У меня был настоящий шок. Но вдруг кто-то сказал: «Быстрее переодевайся в белую одежду и бежим на даршан». Было около трёх часов дня. Кто-то дал мне белые штаны и рубашку. Я оделся, и мы побежали. Когда мы прибежали, ворота уже были закрыты, так как зал был заполнен. Мандир в то время был меньше, это уже позже его расширили, и он был набит людьми, людей было просто миллион. Мы не могли попасть внутрь, а толпа сзади сильно налегала. И я не понял точно, что произошло, но вышел севадал, схватил меня за руку и сказал: «Заходи! Садись здесь!» Меня посадили в задних рядах, там, где находится аппарат для очистки воды. Через пять минут ко мне подошёл другой севадал и сказал: «Что ты тут делаешь?! Пересаживайся сюда». Он пересадил меня в другое место. Через несколько минут пришёл ещё один севадал и тоже сказал: «Что ты тут делаешь?! Двигайся сюда». В результате я попал в какую-то группу, и вдруг всю эту группу тоже стали пересаживать. Итак, постепенно я передвинулся с задних в первые ряды. И буквально за несколько минут до того, как вышел Баба, ко мне подошёл севадал, взял меня за руку и сказал: «Пошли со мной». И он посадил меня на первый ряд на свободное место, где должен был сидеть севадал. Теперь я сидел в конце белой дорожки, по которой шёл Баба, выйдя из Своего дома. Тогда Он жил за залом Пурначандра.

      К мужской стороне вела белая дорожка, выложенная белым мрамором. Севадал посадил меня прямо в конце этой дорожки перед поворотом. Как только я сел, заиграла музыка. В то время перед даршаном не пели Веды, и была тишина. Когда Баба выходил, начинала играть музыка. Я увидел, как Он выходит из Пурначандры в лучах солнца в конце тёмного тоннеля. Крыша была раздвинута, сейчас почему-то этого не делают, и солнечные лучи проникали внутрь, но всё равно внутри было достаточно темно. Подул ветерок, и заиграла прекрасная музыка. Он вышел на эту белую мраморную дорожку. И мне казалось, что Он всё время смотрел на меня. Как только Он вышел, Он не отрывал взгляда от меня. Он шёл так медленно и грациозно, одной рукой придерживая платье. Он шёл и всё время смотрел на меня.

      Конечно же, Он отводил взгляд и брал письма, но я запомнил только, как Он шёл и всё время смотрел на меня. Он шёл прямо на меня, и я думал, что Он пройдёт мимо, но Он подошёл ко мне так близко, что Его одежда касалась меня. Он посмотрел на меня, придерживая платье рукой, и спросил: «Откуда ты приехал?» Это был такой приятный тихий голос. И я сказал: «Я приехал из Нью-Йорка». Он спросил: «Как тебя зовут?» Я сказал: «Браян». И Он сказал: «Тебе понадобилось три месяца, чтобы разгадать сон?» Я был шокирован. Весь мир исчез, я забыл обо всём, даже о том, что Он стоял рядом. Вся моя история промелькнула у меня в голове за пару секунд. Он продолжал: «Я всё это создал, Я знал обо всём, Я всё это организовал. И сейчас Я пришёл сказать тебе об этом, чтобы у тебя не было сомнений, Я знаю всё».

      Тед: Браян, потрясающеё ощущение от вашего рассказа.

      Браян: Я сейчас испытываю то же самое, что и в тот момент. Он говорил это и смотрел на меня. Своей ногой Он касался моих ног, и это был такой невинный момент. Очень чистый и невинный момент. Он смотрел на меня и говорил: «Тебе понадобилось три месяца, чтобы разгадать сон». Он знал обо всём.

      Он был причиной того, почему я оказался там. Он был Учителем, которого я искал. Он привел меня в Центр, дал мне бесплатный билет, подошёл прямо ко мне, чтобы сказать мне то, что должно было развеять мои сомнения.

      Все эти мысли пронеслись в моей голове. Я очнулся через несколько секунд, когда Баба уже был в нескольких метрах от меня и разговаривал с другим человеком. Он просто сказал то, что должен был сказать, и пошёл дальше. А я сидел и плакал, и плакал, и плакал весь даршан. Я никогда в жизни не чувствовал такой заботы, всё было организовано для меня. Это был такой потрясающий опыт.

      Он сказал так мало. У некоторых людей были с Ним часовые интервью, мне же Он сказал всего одно предложение, и этим было сказано всё, что мне было нужно.

      Тед: Он пришёл к вам в парке, в метро, во сне, в Центе Саи и в Путтапарти. И вы получили гораздо больше, чем интервью.

      Браян: Итак, я провёл в Путтапарти шесть месяцев. Это были самые хорошие и самые плохие месяцы в моей жизни. Как это обычно здесь бывает, всё очень сложно, в то же время, всё вознаграждается.

      Тед: И что же плохое с вами произошло?

      Браян: Случились ужасные вещи, но мне бы хотелось сначала рассказать о самом хорошем, потому, что самые приятные вещи здесь обычно ведут к самым неприятным, у Бабы всегда так. Чем больше внимания ты получаешь, тем больше наказание, тем сложнее обстоятельства, через которые вам придётся пройти. Это часть благословения, которое мы здесь получаем. Это всё потому, что реальность на самом деле не такая, как мы её себе представляем. На самом деле то, что мы считаем хорошим, может быть плохим для нас, и наоборот.

      Буквально на следующий день после моего первого даршана какая-то женщина подошла ко мне и сказала: «Баба хочет, чтобы ты работал». Эта женщина вручила мне специальный пропуск и сказала: «Тебе необходимо будет выполнять работу до утреннего даршана, этот пропуск позволит тебе проходить через служебный вход, и у тебя будет специальное удобное место на даршане. Тебе нужно будет вставать в 3 часа утра и начинать работу в 3:30». Я никогда раньше не делал этого. И я начал работать. Я работал вместе с одним парнем из Греции, его звали Андреас.

      Мы получили одинаковую работу, мы жили в одном шеде, и мы быстро подружились. Мы просыпались каждое утро и шли работать. Мы делали гирлянды из цветов для алтарей и пудж. Рано утром мы ехали в деревню, договаривались с одной женщиной. Она к определенному времени привезла нам необходимое количество цветов, затем мы делали нашу работу, после чего бежали в Мандир, чтобы занять места. Мы всегда сидели в первом ряду напротив веранды. Это было здорово. В то время Веды не пели, и студенты и работники ашрама сидели вдали от кресла Свами.

      Дважды в день я получал прекрасный даршан. Свами подходил к нам и разговаривал с нами, я вставал на колени, и Он хлопал меня по щеке или по плечу. Очень часто Он вёл Себя так, будто не знает меня и спрашивал: «Кто ты? Откуда ты приехал? Сколько ты уже здесь находишься? Как тебя зовут?» Он задавал мне эти вопросы практически каждый день. И каждый раз я хотел сказать: «Свами, интервью, пожалуйста». Но каждый раз, когда Он подходил ко мне, я не мог двигаться. Когда Он спрашивал меня: «Откуда ты приехал?», - я не мог произнести ни слова. Я вдыхал и не мог выдохнуть, не мог говорить. Было так много внимания, это было так прекрасно, и люди вокруг говорили: «Боже, это что-то особенное, трудно поверить, как много внимания тебе уделяется. Каждый день Он говорит с тобой». И они давали мне письма, чтобы я их передал, а также вибхути для благословения потому, что каждый день Он подходил ко мне и благословлял своим прикосновением всё, что я держал в руках.

      Кто-то даже дал мне книгу, чтобы я показал её Бабе. Я не принимал всё это на свой счёт, так как не знал, почему всё это происходит. Однажды для друга, сидевшего рядом со мной, Свами материализовал чётки из лазурита, и этот парень отдал их мне, так как Свами материализовал для него много вещей: кольцо с зелёным камнем, золотые часы, эти чётки и что-то ещё. Кажется, ожерелье. Парень отдал мне чётки, так как он не пользовался ими. Мы были хорошими друзьями, мы всё делали вместе, мы вместе работали, вместе ходили на даршан, вместе ели, мы спали по-соседству в шеде. Я стал пользоваться этими четками, когда молился в течение дня, и даже тогда, когда я просто гулял. Я держал чётки в руке и молился, перебирая их.

      Потом мы решили разделить чётки на четыре части по 27 бусин, так как чётками с меньшим количеством бусин удобнее было пользоваться. Можно было повторять молитву, перебрав 27 бусин четыре раза, и никто не обратит на вас внимание. В то время Баба говорил, что люди, которые молятся демонстративно, имеют большое эго. Поэтому мы решили сделать небольшие чётки, чтобы люди не видели, что мы молимся.

      В Своих выступлениях Баба много говорил о том, как правильно пользоваться чётками, и о необходимости постоянного повторения имени Бога. Итак, я делал это целыми днями. Я выполнял свою работу, и просто прекрасно проводил время, чувствуя себя благословлённым. Все было замечательно, у меня был пропуск и особое место. У нас были прекрасные даршаны каждый день.

      Но однажды Свами подошёл ко мне, посмотрел на меня и сказал что-то на телугу. Я переспросил: «Что, Свами?» И Он опять повторил то же самое очень громко. И я увидел, что все люди, сидящие рядом со мной, стали отодвигаться от меня. Все пожилые люди, все давние работники ашрама, сидящие рядом со мной, отодвинулись назад. Я оглянулся и увидел, что все они сидели в метре от меня. Я спросил у одного из них: «Что сказал Свами?», - и человек просто отшатнулся от меня. Я повернулся к другому человеку и спросил: «Что Он сказал? Я не говорю на телугу», - и тот человек тоже отодвинулся от меня. Я был шокирован, а Свами просто ушёл. Когда даршан закончился, я попытался поговорить с этими людьми: «Пожалуйста, скажите мне, что Он сказал? Я не понял». Никто из них не захотел разговаривать со мной. Я был в замешательстве. Когда же на следующий день я пришел на утренний даршан к служебному входу, человек, стоящий там, сказал: «Верни мне пропуск». Я отдал пропуск, и он сказал: «Привилегии закончились». Я не мог понять, что происходит, я был в шоке.

      Тогда я пошёл к той женщине, которая дала мне этот пропуск. Она сказала: «Извини, ты больше не можешь здесь работать. Свами сказал, что ты не можешь здесь больше работать. Спасибо за помощь, но больше в ней нет необходимости». А мой друг продолжал работать, и у него был пропуск. Я пошёл к нему, но он сказал: «Свами только что переселил меня в комнату, я больше не буду жить с тобой в шеде». И он переехал. Я думаю, что по ашраму распространились слухи, и интересно, что в течение нескольких дней даже в шеде все люди, которые находились рядом со мной, уехали, и вокруг меня образовалось пустое место. Это было ужасно.

      Через несколько дней никто в ашраме не разговаривал со мной, все, кто до этого были дружелюбны со мной, все, кто приглашал меня на чай в свои квартиры и дома, больше не разговаривали со мной. И никто не объяснил мне, что сказал Свами, и почему они со мной не разговаривают. Я думаю, что многие из них и сами не знали почему, просто потому, что другие люди со мной тоже не разговаривали. Через три-четыре дня я пошёл на даршан к основному входу, и севадал, стоящий там, сказал мне: «Извини, ты не можешь войти».

      Я сел возле мандира и стал плакать: «Что случилось? Почему со мной никто не разговаривает? Свами уделял мне так много внимания, и вдруг все перестали со мной общаться. Меня не пускают на даршан. Даже в шеде никто не спит рядом со мной в этом ужасном и отвратительном месте». Я был одиноким и несчастным.

      Скажите, пожалуйста, сколько у меня ещё времени, так как я могу рассказать много историй.

      Тед: У нас есть ещё пять минут. Это замечательная история. Поняли ли вы, в конце концов, почему Он отверг вас?

      Браян: Да, теперь я понимаю.

      Тед: Давайте завершим на этом.

      Браян: В течение нескольких недель я не мог попасть на даршан. Во время даршанов я ходил по ашраму и плакал, или ходил к дереву медитации, поднимался на возвышенность и смотрел на Мандир, слушал музыку, которая играла во время даршана, слушал бхаджаны и пытался понять, почему я не могу туда попасть. Я пытался попасть на даршан каждый день. Иногда, один или два раза в неделю меня пускали в мандир и разрешали сидеть около задней стены. Это происходило в первый день новой смены севадалов. Но потом они узнавали, что меня нельзя пускать.

      Я ходил по ашраму и плакал. Во время даршанов около одного дома в западной части ашрама, где живут давние преданные, обычно на ступеньках сидела очень пожилая женщина. Она не могла дойти до Мандира и всегда во время даршана сидела на ступеньках.

      Однажды она позвала меня, когда я проходил мимо абсолютно несчастный. Она сказала: «Я вижу, что ты теперь плачешь каждый день. Я знаю, что с тобой произошло. Я понимаю. За многие годы подобное случалось со многими людьми. Свами уделил тебе много внимания, и сейчас Он не хочет с тобой разговаривать. Он лишил тебя всех привилегий, которые дал тебе. И ты хотел бы уехать». Я сказал: «Да, Амма, у меня есть обратный билет в Нью-Йорк, каждую неделю я пытаюсь поменять этот билет и уехать раньше, но, поскольку это бесплатный билет, авиакомпания отказывается менять дату, и я не имею возможности уехать. Я не могу уехать». И она сказала: «Ты думаешь, что Свами оставил тебя, правда? Он не уделяет тебе никакого внимания». Я сказал: «Да, он бросил меня». Она сказала: «Нет, ты ошибаешься. В этот момент Он уделяет тебе гораздо больше внимания, чем кому бы то ни было в ашраме. В этот момент Он делает так, чтобы каждый человек в ашраме работал для Него таким образом, чтобы ты получал ещё больше внимания. Это испытание огнём, которое Господь посылает нам. Ты не можешь духовно укрепиться, пока все не оставят тебя. Ты не можешь стать золотом, не пройдя огонь трансформации. В течение двух месяцев Свами давал тебе чистую энергию трансформации, а сейчас Он нагревает тебя, как золото, чтобы удалить примеси. Я знаю, что ты себя очень плохо чувствуешь, но ты должен быть стойким в этот период. В конце концов, ты выйдешь из этого, и всё будет хорошо. Помни, ты здесь находишься ни для этих людей, ты здесь только для Свами. Это единственная причина, почему ты приехал в Путтапарти. Неважно, что эти люди думают о тебе».

      После этого разговора в последующие месяцы моя жизнь в ашраме не стала легче. Я был связан, потому что не мог поменять билет. Я даже не думал о том, чтобы поехать куда-то ещё, хотя была возможность посетить множество мест в Индии. Но я оставался, и был несчастен. Я учился по-настоящему молиться, пользоваться чётками и концентрироваться на одной мысли. В то время Свами в каждом Своём выступлении говорил: «Я – Бог, Я – Бог, нет никакой разницы между Богом и мной». Я тоже постоянно повторял это.

      В течение всего дня никто не разговаривал со мной, и я ходил по ашраму, стараясь не выходить наружу, так как боялся, что меня не пустят обратно. Итак, целыми днями я ходил по ашраму с чётками и молился: «Я – Бог, Я – Бог, нет никакой разницы между Богом и мной».

      И однажды я пережил трансцендентный опыт: весь мир исчез. И я стал един со всем окружающим. Возможно, это преувеличение, но однажды не стало окружающих людей, все они стали Одним. Жизнь стала гораздо проще, Бог всё контролировал. Это был настолько мощный опыт, это был подарок, который Свами дал мне. Никогда больше у меня не было такого глубокого опыта, как бы упорно я ни старался. Этот опыт направлял меня в течение всех последующих лет. Это знание, что я – Один, а также опыт проживания любого ужасного состояния, осознавая при этом кто я. Я знаю, что я на пути к Богу, и Свами обо всём заботится.

      Тед: Это прекрасная, замечательная, восхитительная, трансформирующая история. Я верю в то, что Баба создал для вас такие обстоятельства для того, чтобы провести по нужному пути. С того времени прошло 15 лет. Мы рады будем услышать и другие истории. Хотите ли вы рассказать их?

      Браян: Я буду очень рад поделиться с вами.

      Тед: У вас есть последние 20 секунд. Скажите, пожалуйста, кто же такой Саи Баба?

      Браян: Это действительно сложный вопрос для меня. Кто такой Саи Баба?

      Саи Баба - это я, Саи Баба - это вы, Саи Баба - это воздух между нами. Он - это каждый человек, и всё на свете.

      Тед: Спасибо вам большое. Саи Рам.

      Браян: Спасибо вам, Тэд. Саи Рам.


      Солнце

      Да будут счастливы все существа во всех мирах!
      Да будем мы все счастливы!
      Мир, мир, мир!


      2011 - 2017